Решение сменить статус Айя-Софии – это конец светской Турции

МОСКВА, 12 июня 2021, Институт РУССТРАТ.

Государственный совет Турции принял решение об изменении статуса собора Святой Софии с музея на мечеть. Отменено постановление Кабинета Министров от 24 ноября 1934 года, которое сменило статус Собора Святой Софии на музей. Решение, которое вызвало бурную реакцию, препятствие тому, чтобы Собор Святой Софии стал мечетью, было устранено.

Ценность Айя-Софии различается среди слоев турецкого общества. Например, сторонники ПСР-ПНД используют собор для пропаганды, определяя его как «право на меч» и «право на завоевание».

Таким образом они создают политический процесс. Приверженцы классической тюрко-исламской традиции и республиканцы-интеллигенты относятся к «завоевательным» обсуждениям о Соборе Святой Софии в мирном духе и рассматривают народы и религии как объединяющий духовный источник. Правда в том, что на данный момент Турции очень нужен именно такой подход.  

 

У Турецкой республики не было полномочий «секуляризировать» Собор Святой Софии в 1934 г.

Ученые, занимающиеся исследованием Византийской и Османской истории, в частности, отмечали такие вопросы, как сохранение исторического облика, продолжение показов Византийских и Османских памятников культуры, проведение массового туризма в безопасном режиме и принятие необходимых мер при землетрясениях.

Как известно, Собор Святой Софии, который служил мечетью с 1453 по 1934 год, был предоставлен фондом, основанным Фатихом Султаном Мехмедом. После провозглашения Турецкой республики в 1923 году представительство и руководство этого и подобного ему фондов перешли в Главное управление фондов. Айя-София использовалась в качестве мечети до конца 1920-х годов, но эта ситуация изменилась с 1931 года, когда команда, проводящая реставрацию, которая началась по необходимости, обнаружила мозаичные рисунки.

Важность этого исторического приобретения побудила и убедила Совет министров того времени передать управление и контроль над зданием министерству образования. 

В результате смены руководства, которое произошло одновременно со сменой функций, статус Собора Святой Софии был изменен на музей.  В настоящее время Айя-Софию возглавляет министерство культуры и туризма, которое вышло из состава министерства образования.

С одной стороны, функции здания расширились с целью удовлетворения растущих желаний мусульманской общины. В 1991 году часть здания Айя-Софии под названием Хюнкар Махфили, была открыта для богослужений мусульманской общины, а с 2016 года в Соборе Святой Софии постоянно начал служить имам.

Вместе с этим, на протяжении многих лет звучали различные голоса министерства культуры и туризма, которые утверждают, что оставить вопрос об этом здании будет неправильно. Эти люди утверждают, что фонды, которые управляют недвижимостью, являются вечными и неизменными, поэтому у Турецкой республики не было полномочий «секуляризировать» Собор Святой Софии в 1934 году.

Согласно этому утверждению, руководство здания располагается в Главном управлении фондов. В последние годы Главное управление фондов открыло для мусульманских богослужений и другие величественные памятники культуры Византийской эпохи. В качестве негативного примера у нас есть управление и предпринятые изменения с 2013 года в другой Айя-Софии, находящейся в Трабзоне, которые вызвали возражения и критику.

Чтобы сделать это историческое здание подходящим для богослужений, внутрь были установлены ширмы, которые портили внутреннее убранство храма, а византийские мозаики были покрыты деревом. А Малая Айя-София во Фракийском городе Визе, хоть эта тема и не затрагивалась много, была серьезно повреждена во время реставрации в 2006 году. 

Есть интересная претензия к Ассоциации фондов и исторических памятников, которая подала в суд на Государственный совет в 2016 году. Она утверждает, что подпись президента Мустафы Кемаля Ататюрка, которая находится под решением, была поддельной.

В резолюции, одобренной Ататюрком, но требующей отмены, говорится, что «уникальный архитектурный памятник искусства, мечеть Святой Софии в Стамбуле, своей исторической ценностью будет радовать весь Восточный мир и даст человечеству новое научное учреждение, изменение его статуса на музей было одобрено и принято».

Споры об Айя-Софии продолжаются с начала 2000-х годов. Собор Святой Софии, один из самых посещаемых ежегодно исторических сооружений Турции, стал самым посещаемым музеем Турции в 2015 году – 3 миллиона 425 тысяч посетителей. В 2017 году это число сократилось до 1 миллиона 892 тысяч.

Впервые на митинге в Текирдаге 16 марта 2019 года гражданин призвал сделать Собор Святой Софии мечетью. Тогда Эрдоган сказал:

«Мы построили большую мечеть Чамлыджа. Она больше Айя-Софии в 4-5 раз. Это самая большая мечеть на анатолийской стороне, во всем Стамбуле и Турции. Дело не в этом, а в том, что здесь есть политическая сторона. Вы не будете заполнять Султанахмет людьми, которые молятся на стороне, давайте заполнять Собор Святой Софии. Давайте не будем играть в эти игры, это все бессмысленно. Мы очень хорошо знаем, что делать и когда. Мы не действуем, только потому что эти бесчестные люди так говорят».

Через неделю после этого заявления он изменил свое решение после местных выборов 31 марта:

«Изменение названия этого места в музей было огромной ошибкой. Теперь, когда есть такое активное требование, пришло время снова сделать собор мечетью», – сказал он.

Собор Святой Софии – это прекрасный и важный исторический памятник, который нельзя использовать в местной и региональной политике. Один за другим власти Византийской, Османской и Турецкой Республики сохранили этот памятник от разрушительных последствий того времени и сумели сохранить его ценность не только для себя, но и для всех будущих поколений, включая нас.

Нынешнее турецкое правительство должно продолжать эту защитную и ответственную традицию в руководстве. Это имеет важное значение для сохранения оставшихся работ Византийской и Османской истории, культуры и искусства, для освещения прошлого и передачи его будущим поколениям.

 

Отступление от принципов Кемализма

Недавние изменения в общественной жизни Турции и открытие Собора Святой Софии в качестве мечети являются историческими переломными моментами в «Турции Ататюрка». Например, глава ПСР и президент Эрдоган назвал первого главу НРП и первого президента Ататюрка «проклятым за то, что он нарушил свое долговое обязательство».

После этого то же заявление повторил глава по делам религии Али Эрбаш во время проповеди с мечом в руке в день открытия Айя-Софии. Как «совпадение», в день, когда Собор Святой Софии вновь стал мечетью, Аныткабир (мавзолей Ататюрка в Анкаре) также был закрыт для посещения под предлогом «дезинфекции».

Нобелевский лауреат Орхан Памук заявил, что решение сменить статус Айя-Софии является концом светской Турции. Ибрагим Карагуюлле, главный редактор газеты Yeni Şafak, несмотря на все экономические и социальные проблемы, говорит: «сегодня пришел конец периода упадка и надзора – это начало нового периода подъема». Мустафа Армаган, турецкий историк и поклонник Эрдогана в своем видео, в котором он объясняет проповедь главы по делам религии с мечом в руке заявляет: «Это возвращение Османской империи».

 

«Новый Османизм» или «Халифат»

Это факт, что ПСР уже 19 лет находится у власти, успешно отбиваясь от многих попыток избавиться от “Хранителей режима”. Даже за эти 19 лет понятия “новый Османизм”, или “исламский союз” или “халифат” обрели силу. Кто может стоять перед лицом радикальных изменений в Турции? Кемалисты, НРП и все оппозиционные группы были разделены. Сейчас в судебной системе, в законодательстве, в бюрократии, в ВС Турции, во всех подразделениях безопасности и разведки главенствует ПСР. В Турции, которая борется с десятками больших проблем, ПСР все еще остается правящей партией.

В результате действия власти направлены на политическое насилие. Такой вывод можно сделать, потому что открытие Собора Святой Софии в качестве мечети было превращено в политическое шоу. Этими шагами ПСР пытается сохранить основную поддержку, которую она потеряла из-за экономического кризиса и нарушений закона, она пытается сохранить свою основу, которая начала распускаться из-за новых политических партий. Они без всяких помех воплотили в жизнь статью из одного «политического исламистского» агентства, связав по рукам ВС Турции и НРП, с поддержкой ПНД и даже «Глубинного государства».

Можно подумать, что его действия будут продолжаться в том же ключе. Буквенной реформы, скорее всего не будет. Но провозглашение халифата – это другое. C точки зрения ПСР, существуют аспекты, которые могут быть реализованы. Кроме того, для политических исламистов, отмена халифата – это несравнимая с Айя-Софией, потеря. Есть даже те, кто связывает с этим беспорядки, которые происходят в исламском мире.

Самое главное – это то, что быть избранным халифом означает больше не участвовать в выборах и никогда не быть обязанным давать отчеты о своих действиях. Для Эрдогана, который погряз в коррупции и преступлениях, это и будет путем спасения. И снова халифат, согласно административному пониманию ПСР, на самом деле не является полной сменой республиканского режима, и к тому же, он существовал до 1924 года.

Таким образом, становится возможным провозглашение Халифата, как и в случае с Айя-Софией, посредством убеждения членов НРП и «хранителей режима», которые находятся у власти или связав их по рукам при поддержке общественности.

По правде говоря, в сегодняшних условиях халифат оказывает не объединяющее, а совершенно обратное влияние на исламский мир. Это уже другая тема. Иран, Египет, Сирия, Ирак, Марокко и многие исламские страны больше не поддерживают эту идею. Внутри Турции Эрдоган остается без поддержки некоторых групп. Провозглашение халифата в сегодняшних политических условиях не принесет никакой пользы никому, кроме самого Эрдогана и того, чтобы ПСР продолжали оставаться у власти. Возможен ли халифат? Нет дыма без огня…

Институт международных политических и экономических стратегий Русстрат

(@russtrat)